Реконструкция системы бонитировки охотничьих собак — будет путаница

0 / 5 (0 голосов)

Собаки 18.05.2019 Вебмастер 0

Просмотров: 13 Скажи — зачем появились предложения по реконструкции системы бонитировки охотничьих собак? Если это не просто пиар автора, то зачем изменять десятилетиями устоявшуюся систему бонитировки, т.е. комплексной... Реконструкция системы бонитировки охотничьих собак — будет путаница

Скажи — зачем появились предложения по реконструкции системы бонитировки охотничьих собак? Если это не просто пиар автора, то зачем изменять десятилетиями устоявшуюся систему бонитировки, т.е. комплексной оценки? Зачем вдруг переучивать почти двухтысячную армию экспертов по охотничьему собаководству? Воображаю, что за путаница произойдет по всей стране! А главное, зачем все это?

Реконструкция системы бонитировки охотничьих собак - будет путаница

Фото автора.

Принятая комплексная оценка (бонитировка) охотничьей собаки «работает» уже более 30 лет.

Я не скажу, что она идеальна, особенно если ее рассматривать с точки зрения математики.

Но ее никто с этой точки и не рассматривает.

В весьма далекие годы (40–50-е годы ХХ века), приняв основу бонитировки из сельскохозяйственного животноводства, где без комплексной оценки нет племенного разведения сельскохозяйственных животных, наши предшественники удачно применили бонитировку в охотничьем собаководстве.

Основным апологетом тогда никому не известного определения племенного состава охотничьих собак был, я не побоюсь так определить, гениальный эксперт по охотничьему и служебному собаководству Э.И. Шерешевский.

В свое время его порицали за то, что он не был активным охотником. Но при всем этом упускали из виду то, что Э.И. Шерешевский много работал, как тогда говорили, «на северах», и весьма непосредственно был связан с ездовыми собаками и охотничьими лайками.

Именно ему принадлежит упорядочение пород лаек, основанное на географическом принципе. Именно он развивал охотничье собаководство на научно-зоотехнической основе, разработал большинство документов, определяющих собаководство как отрасль.

Итак, бонитировка. Я бы назвала бонитировку в охотничьем собаководстве высшей формой племенного дела, которая существует и применяется только в России. Бонитировка позволяет оценивать и сравнивать собаководство в разных регионах страны и вовремя вносить коррективы по его совершенствованию.

Она позволяет проводить сравнение характера развития охотничьего собаководства во временном аспекте (что было и как сейчас). Это в целом.

А в частности, кинологи, занимающиеся племенным разведением той или иной породы, как правило, на бонитировку обращают минимум внимания. У них совершенно другие приоритеты, такие как происхождение партнеров, их сочетаемость при этом.

Или возможность включения в совершенствование, или даже создание определенной племенной линии. Большое внимание уделяется наличию и качеству полевых дипломов, и особенно важна оценка их племенного потомства. Про бонитировку при всем при этом никто и не вспоминает.

С моей точки зрения, бонитировка охотничьих собак очень важна как определяющий фактор развития собаководства, заставляющий владельцев охотничьих собак заниматься своими собаками.

То есть выставлять на выставках, на полевых испытаниях и состязаниях, получать племенных щенков и даже отслеживать их развитие, натаску и совершенствование. При этом происходит большой соревновательный процесс, показанный всенародно на выставках.

И все это способствует племенному разведению той или иной породы, а в целом всему российскому охотничьему собаководству.

Главное при этом, что все элементы оценки экстерьера, охотничьих качеств и качества потомства определяются сходными показателями (цифрами) для охотничьих собак всех пород, и поэтому не только собаки одной породы сравнимы между собой, но можно сравнивать качества любых охотничьих собак разных пород.

А породы в целом можно характеризовать по количеству и качеству классных собак.

Что касается цифр, это последнее дело. Видимо, наши предшественники хотели несколько выделить охотничьи качества охотничьих собак и поэтому предложили разделение степеней полевых дипломов всего на 5 баллов, а показывая, что экстерьер — это категория оценки чуть ниже, дали разброс в 10 баллов.

Поэтому и получилось, что за диплом I степени собаке присуждают 40 баллов, за диплом II степени — 35 баллов, за диплом III степени — 30 баллов. За оценку «отлично» — 40 баллов, за «очень хорошо» — 30, за «хорошо» — 20. Так принято издавна.

К такой оценке привыкли почти две тысячи экспертов, и менять эту систему — только вносить путаницу. Потому что никакого особого смысла в изменении нет.

При всем при этом хочется ответить автору публикации о бонитировке («РОГ» № 26, 2018 г.), известному эксперту Е.Н. Смирнову.

Видимо, при назначении оценки за так называемые «повторные» дипломы в 10, 8 и 5 баллов никто не утруждался подсчетом процентов, составляющих эти оценки. Договорились, приняли, и — все.

Причем, возможно, старались упростить процесс бонитировки, т.к. эти цифры не имеют никакого практического значения, главное, чтобы они были одинаковы при любой бонитировке и для всех собак.

Поэтому и никакого «научного обоснования» не было, нет, да оно совершенно и не нужно. Если что-то вносить «околонаучное», это только создавать невообразимую путаницу. Это же можно повторить при рассмотрении всех остальных нововведений автора.

Новости:  Подпалый или зонарный: западносибирские лайки и стандарт

А если представить, какой объем работы Отделу охотничьего собаководства Росохотрыболовсоюза по обсуждению предложенных нововведений, рассылке по обществам охотников и почти двум тысячам экспертов предстоит сделать, то ему можно только посочувствовать. А главное, что все это совершенно не нужно.

При определении племенной оценки собаки кинолог смотрит не на баллы бонитировки, а на сами оценки, на каких выставках и под каким экспертом получены.

Также, оценивая охотничьи качества, кинолог смотрит на количество и качество полевых дипломов и выясняет, на каких испытаниях и по каким видам и объектам они получены.

Хорошо, если при этом удастся оценить прямых потомков собаки. А бонитировка важна только при оценке собаки на выставке и при выявлении лучших представителей породы именно на данной выставке.

При этом создается соревновательная конкурентная основа, которая очень способствует прогрессу не только в разведении данной породы, но и всего охотничьего собаководства в целом.

Теперь конкретно о терминологии. Сейчас принято называть главный высший диплом «основным». С этим согласен и Е.Н. Смирнов. Но почему-то считает, что следующий за основным дипломом следует называть «повторным».

А если у лайки основной диплом по белке, а следующий по качеству не повторный диплом по белке, а по кунице? Причем диплом по кунице очень важный для лайки, но он может быть ниже рангом, чем основной по белке. Как быть в таком случае?

Поэтому определение следующего диплома в настоящее время называется «дополнительным», хотя он может и повторять основной диплом. Во всяком случае, в «Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова» слово «повторный» определяется следующим образом: «Представляющий собой повторение, т.е. повторять то, что уже было сделано…»

Таким образом, определение второго по значимости диплома как «повторный», не соответствует основе русского языка. Так что придется оставить «дополнительный» как дополняющий основной диплом.

Также не следует заменять принятый термин «за универсальность», понятный всем охотникам, особенно лайчатникам.

Теперь о таблице. Если не принимать во внимание околонаучные фантазии, характеризующие оценки охотничьих качеств собаки, то главный подводный камень, заложенный в таблицу, полностью уничтожает прогрессивное влияние бонитировки на российское собаководство — это необходимость иметь 21 потомка для вхождения собаки в класс «элита».

Практически ни одна охотничья собака за свою жизнь не может обзавестись 21 потомком, считая, что племенным потомком является потомок, имеющий положительную оценку экстерьера на выставке и полевой диплом, полученный на испытаниях или состязаниях.

Но вместе с тем открывается возможность получить 21 потомка у собаки класса «элита» в частном питомнике, деятельность которого не поддается ревизии. То есть открывается скрытая пропаганда отдельных частных питомников.

И в то же время я бы не рекомендовала приобретать щенка в частном питомнике, в котором разведение идет в меркантильных интересах.

Щенка надо брать у индивидуального владельца — охотника, члена охотничьего общества, так как разведение его охотничьей собаки проходит под наблюдением кинологов — специалистов охотничьего общества и подчиняется правилам разведения охотничьих собак Росохотрыболовсоюза, то есть входит в единое российское охотничье собаководство.

Но, зная автора статьи — Евгения Николаевича, я сомневаюсь, что он своей таблицей пропагандирует частные племенные питомники.

Скорее всего, число 21 в графе «количество потомков» следует читать так: двойку следует поставить против слова «кобель» — 2, а ниже, напротив слова «сука», поставить единицу — 1. Правильно: кобели — 2, суки — 1 (при верстке произошел технический сбой; редакция приносит свои извинения. — Ред.).

И последнее. Откуда опять возникли «не норные терьеры»?! По каким видам охотничьих животных и по каким правилам их оценивают?

А главное, что за охота с не норным терьером? Не норные терьеры уже давно перешли в разряд служебных собак (черный терьер, эрдель-терьер и т.п.) и в разряд комнатных любимцев.

В перечень охотничьих собак они не входят, незачем их и вводить. Был уже опыт введения не норных терьеров в разряд охотничьих собак. Но они себя никак не показали; специфических охот, а также правил испытаний для них не выявлено.

К сожалению, не могу в целом согласиться с автором статьи. Предложенные им поправки в бонитировку приведут к необходимости переучивать армию экспертов, к сумятице и путанице при определении комплексной оценки охотничьих собак.

Лариса Гибет
6 марта 2019 в 16:00

Источник: ohotniki.ru

Нет комментариев

Отставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать + девятнадцать =