Записки охотника с лайкой: по боровой дичи

0 / 5 (0 голосов)

Собаки 26.10.2021 Вебмастер 0

Просмотров: 32 К середине августа молодые птенцы тетеревов и глухарей становятся довольно крупными и меняют перо. Охристая пестрая окраска петушков уступает место нарядному оперению... Записки охотника с лайкой: по боровой дичи

К середине августа молодые птенцы тетеревов и глухарей становятся довольно крупными и меняют перо. Охристая пестрая окраска петушков уступает место нарядному оперению взрослого самца и через две-три недели исчезает совсем. Трудно бывает узнать в черной, как головешка, птице того пестрого тетеревенка, каким он был в начале августа.

Записки охотника с лайкой: по боровой дичи

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

К этому времени размеры молодых птенцов тетеревов и глухарей становятся близкими к размерам взрослых птиц.

Это уже более ценная добыча, чем в начале сезона, да и охота за ними с лайкой интереснее.

Выводки боровой птицы продолжают кормиться на ягодниках и держатся примерно в тех же местах, только бродят они более широко и осторожнее стали, нежели в первые дни охотничьего сезона.

Охота на тетерева с лайкой напоминает охоту по этой птице с подружейной собакой, которая некрепко держит стойку.

Охотнику также предоставляется возможность стрелять птицу влет, на подъеме, но только в несколько иных условиях, требующих более быстрой реакции и особой сноровки. Опытному стрелку эти требования охоты доставят большое удовольствие, а молодого охотника научат быть ловким.

Работа лайки по выводкам боровой птицы требует наиболее тесного контакта с ней охотника. Лайка работает в быстром темпе и не делает стойку, как все легавые собаки, и поэтому у охотника меньше времени на подготовку к выстрелу.

От лайки на этой охоте требуется безусловное послушание, выдержка и выучка именно в работе по выводкам на коротком поиске. До конца августа продолжается эта увлекательная охота по тетеревам «на подъеме».

Позднее, в начале сентября, когда тетерева делаются более осторожными, охота на них с лайкой проходит по-иному. Разница заключается в том, что стрельба производится обычно по сидящей птице. Этот способ охоты шире распространен, но он менее интересен в спортивном отношении.

Собака на этой охоте должна работать на более широком поиске, чтобы взлетевшие тетерева видели только ее, а не охотника. Не видя человека и не слыша его, тетерева охотно садятся на деревья, иногда совсем невысоко над землей, в нижней части кроны.

Птица мало боится собаки и спокойно сидит на сучке, чувствуя себя в полной безопасности. Появление человека меняет дело, и тетерев, увидя охотника, сразу слетает. Птица умело прячется в гуще листвы, сидит неподвижно, и поэтому обнаружить ее довольно трудно. Подходя на лай собаки, охотник должен соблюдать большую осторожность, бесшумно шагая и не делая резких движений.

В середине осени, когда поредевшая листва не может служить укрытием, тетерева охотнее садятся на хвойные деревья, и это обстоятельство должен учесть охотник. Охота по тетеревам в сентябре редко бывает добычлива, но зато те единичные экземпляры с ярко сизым оперением и лирообразными хвостами куда более интересны, чем августовские тетерева-цыплята.

По-прежнему кормятся на ягодниках тетерева, но все реже и реже можно застать их на открытых полянах. Далеко услышат осторожные птицы шаги охотника и спрячутся под спасительный кров леса. Пройдет собака стороной или нет?

Если шорох лап бегущей лайки стихнет, то тетерева так и не взлетят, но это редко бывает с чутьистой собакой, и уж если тетерева заслышали ее, то значит, и собака зачует дичь.

Звонко захлопают крылья взлетевшего тетерева, мелькнет в багряной листве черно-сизый контур птицы и скроется. Тихо стоит охотник. Качается сучок березы, задетый упругим крылом, да кружатся в воздухе желтые листья, сбитые с него улетевшей птицей. В лесу так тихо, что даже шорох упавшего листа можно услышать. И вдруг тишину нарушает лай собаки.

 

Записки охотника с лайкой: по боровой дичи

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Не догнав летящую птицу, лайка обязательно услышит ее посадку. Тетерев недалеко отлетел и с шумом спустился в крону желтевшей березы. Лайка, руководствуясь слухом, быстро найдет и облает птицу. Тетеревов может быть несколько, но лает она на одного, которого удалось обнаружить.

Опытная лайка работает в этих случаях осторожно, она не пугает птицу резкими движениями, не царапает ствол дерева и не грызет его сучья. Умный пес сидит в стороне от посадки тетерева и изредка взлаивает, не спуская глаз с птицы. Тетерев, вытянув шею, с любопытством смотрит вниз и не торопится улетать.

Собака оставит его только тогда, когда птица напугается и слетит, и если этого не получится, то осторожный охотник подойдет, и тетерев, сбитый выстрелом, глухо стукнется о землю. Неловким движением можно подшуметь тетерева, и тогда, заметив охотника, он слетит и вновь уведет за собой собаку.

Молодую лайку это очень нервирует. Собака начинает самостоятельно гонять тетеревов и отрывается от хозяина. Самое лучшее в таком случае — вернуться к месту взлета птицы и терпеливо дожидаться собаки.

Позывные свистки и крик напугают оставшихся тетеревов, а разгоряченная собака успокоится тем, что хозяин рядом, и будет продолжать свою «охоту». «Пропажа» хозяина вызывает беспокойство, и собака, забыв о тетеревах, постарается его найти.

Само собой разумеется, что срывать свои неудачи на собаке не следует. Надо дать отдохнуть собаке, успокоиться, взвесить ошибки своих действий в охоте, а затем уже продолжать ее.

Как-то раз в середине августа мне пришлось охотиться с лайкой по тетеревам. Безрезультатно пробродив целое утро, я решил уже закончить охоту, жалея собаку. Жарко стало в лесу, и теплая шуба моего остроухого спутника была не по сезону. Мы возвращались без добычи, и  мне казалось, что у собаки осталось от этой охоты чувство неудовлетворенности.

В поросли березняка, на моховом болоте мой Рыжик прихватил след и быстро повел по нему. На кустиках голубики я увидел раздавленные ягоды и догадался о причине волнения собаки. Где-то совсем рядом должен быть тетеревиный выводок, и потому так порывисты движения собаки и так энергично крутит она своим хвостом.

Рыжик не только чует, но и слышит птицу, настраивая на шорох уши. Птица долго бежит, как обычно бегают старые линялые петухи-тетерева, и я уже начинаю терять уверенность в возможность выстрела. Впереди глухая поросль ольхи и крушины, туда и устремляется тетерев. Забежит он в чапыгу, а там уж и взлетит, так что только шум взлета услышишь.

Рыжик точно понял маневр убегающей птицы и, сделав бросок в сторону, обогнал ее, пошел навстречу. Я вскинул ружье в сторону взлетевшей птицы и… не выстрелил.

Низом, задевая крыльями за траву, мимо меня летела тетерка-самка. Казалось, что она едва спасается от зубов собаки и сейчас упадет совсем. Огромными прыжками собака почти настигла летевшую птицу, но, конечно, не могла ее схватить. На опушке болота тетерка неожиданно взмыла вверх, перелетела довольно высокий куст и где-то за ним опустилась на землю.

Тревожное кокотание птицы я хорошо слышал и понял, что мы с Рыжиком натолкнулись на поздний выводок тетеревов, и тетерка отводила собаку от цыплят, сперва по земле убегая от выводка, а потом в полете, изображая подранка. Оставшись на месте, я решил понаблюдать за поведением животных и присел за куст.

Голос тетерки замолк, затем я услышал новый взлет, и птица, пролетев у меня над головой, снова опустилась в траву. Я поймал бегущую мимо собаку и усадил ее рядом. Надо было успокоить Рыжика, да и жаль было стрелять маленьких тетеревят.

 

Записки охотника с лайкой: по боровой дичи

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

«Ко-ко-ко!» — донеслось с той стороны, где опустилась птица. Собака задрожала, но, видимо, поняла, что это какая-то особая охота и что хозяин вряд ли будет стрелять. «Поди разберись, в чем тут дело!» — собака растерянно смотрит на меня, как в тех случаях, когда пытается работать по выводкам домашних уток, жирующих за околицей села.

Тогда я просто показываю полное равнодушие и спокойно прохожу мимо уток. Этого всегда бывает достаточно, чтобы Рыжик, не оглядываясь, пошел прочь: «Этих уток не бьют». Сейчас, когда хочется понаблюдать за животным, мне не следует уходить, но надо чем-то выразить свое безразличие к тетерке. Это надо сделать действием, а не командой.

Я достаю из ягдташа завтрак и раскладываю его на бумаге. Рыжик послушно лежит, но не обращает внимания на пищу. Даже кусок любимого лакомства — сахара — остается лежать перед его носом. Я вижу, как бока собаки иногда перестают вздыматься, и догадываюсь, что она вслушивается, затаивая дыхание.

Рыжик охотно подчиняется моей воле и лежит на боку в растяжку, но уши его настороженно «стригут» и ловят звуки кокотания тетерки и цыплячий писк тетеревят. Заботливая мамаша-тетерка условными интонациями своего голоса командует выводком и идет ему навстречу, цыплята жалобно пищат и, видимо, находят ее, так как вскоре все звуки затихают.

Новости:  С курцхааром на высыпках

Выводок ушел с опасного места, а я так и не видел ни одного тетеревенка. Только по писку можно было определить, что цыплята еще мелки.

Мне захотелось проверить послушание собаки, и я решил еще раз согнать тетерку. Не позволяя Рыжику уходить от себя далее 15–20 шагов, я направил его поиск в ту сторону, где голос тетерки был слышен в последний раз.

При новом взлете птицы Рыжик сделал рывок, но не погнал ее. Тетерка, не видя преследования, быстро опустилась на землю и бегала по траве, изредка вспархивая. Собаку это волновало, но вела она себя так же, как при встрече выводка домашних уток. Тихо разговаривая с Рыжиком, я не разрешил ему бежать к тетерке.

Вскоре мы нашли затаившийся выводок тетеревят, и мне пришлось из осторожности взять Рыжика на сворку. Тетеревята веером взлетели с земли и в 20—30 шагах снова ткнулись в траву. Они были совсем маленькие. Переполох в тетеревином семействе был страшный, я видел, что тетерка-мать забыла о всякой осторожности и страхе, и нам пора было уходить.

Через несколько минут я спустил Рыжика с поводка и пошел с этого места краем болота. В стороне кокотала тетерка, созывая разлетевшийся выводок, а я, подманивая собаку, старался увести ее за собой. И вдруг потерялся мой Рыжик. Прошло минуты две-три, и вот сзади, на следу, я услышал шорох идущей собаки.

В позе ее, а главное, в положении головы было что-то необычное. Вглядевшись, я заметил, что во рту Рыжик держит тетеревенка, и поругал себя за беспечность. Не надо было спускать так рано собаку, ведь это же все-таки лайка.

 

Записки охотника с лайкой: по боровой дичи

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Рыжик охотно отдал мне тетеревенка, но взяв его в руку, я понял, что зря волновался: вежливая собака совершенно не повредила это хрупкое и беспомощное существо — тетеревенок был целехонек. Я опустил его на землю и смотрел, как он сперва прижался к ней, а потом проворно побежал и спрятался в гуще растений.

— Экая же ты умница! — ласково сказал я Рыжику, и мы пошли дальше, оба довольные. Собака даже не оглянулась ни разу. Все это проделала та самая лайка, которая без страха рвала медведей и мертвой хваткой душила лисицу и барсука. Качества зверовой собаки сочетались в ней с необычайным послушанием.

Конечно, есть и такие лайки, которые не могут спокойно видеть ничего живого. У меня лично они были неизвестно кем воспитаны и натасканы: я приобретал их уже взрослыми. Надо сказать, что взрослую лайку трудно и даже невозможно перевоспитать и лучше от нее отказаться, если она не отвечает требованиям охотника…

В начале осени, когда впервые заморозки слегка тронут листву деревьев и яркие пятна увядания появятся в гуще зеленых ветвей, начинается интересная охота с лайкой по глухарю. На утренних и вечерних зорях глухари вылетают кормиться на осинники, довольно регулярно посещая одни и те же места.

Рано утром, а иногда еще с вечера глухари вылетают на облюбованные деревья и с шумом рассаживаются по ветвям огромных старых осин.

Чаще всего птицы садятся почти в вершине дерева, иногда по нескольку штук на одну осину. Подлет глухаря, особенно в тех случаях, когда он опускается в гущу ветвей, сопровождается сильным хлопаньем крыльев, и в тихое утро птицу слышно шагов на 150–200.

Осина — дерево вообще шумливое, и часто даже в полном безветрии листья ее колеблются и шелестят. Эта ее особенность обычно выдает присутствие огромного петуха, который без всякой осторожности ходит по сучку и обрывает листья. Даже без чуткой лайки охотник легко может услышать кормящихся глухарей и подойти к ним на выстрел.

Особенно благоприятными условиями для охотника на глухарей в осиннике считаются тихие туманные зори, когда оседающий на листья туман крупными каплями падает на землю. Капли глухо стукают по отсыревшей листве и траве, и звуки эти заглушают шорох, производимый шагами охотника.

При охоте с лайкой глухари при первом же облаивании перестают кормиться и, вытянув шеи, внимательно смотрят на собаку. Только она привлекает их внимание, и осторожные в другое время птицы забывают свою осторожность.

Тихо, обдумывая каждый шаг, используя каждое укрытие, охотник двигается на лай собаки и старается по возможности ранее увидеть глухарей. Это позволяет ему выбрать наиболее выгодный и удобный путь.

Выстрел, если птицы не обнаруживают при этом человека, иногда совсем не пугает их, и ловкий стрелок может сбить с дерева двух или даже трех птиц, не сходя с места. Стреляют в таких случаях сперва самого нижнего глухаря, чтобы своим падением он не испугал других.

Вежливая, не рвущая птицу собака, особенно желательна при таких охотах. Излишняя горячность собаки, возбуждающейся сильным запахом и видом нескольких глухарей, часто портит охоту. Стоит собаке поцарапать когтями ствол или потрясти зубами сучок дерева, как глухарь сейчас же слетит, не дав возможности увидеть его охотнику.

Если глухарь не один, то следом за ним слетят и остальные. Обычно так ведут себя или молодые собаки, или же те, которые редко видят дичь. Опытная лайка, с которой часто бьют птицу в лесу, не будет делать ошибок в работе, прекрасно усвоив весь процесс охоты вплоть до значения выстрела.

Только услышав его и увидев падающую птицу, она позволит себе бросок к дереву с желанием схватить добычу. Такая, хорошо натасканная собака доставит своему хозяину огромное удовольствие в охоте.

Сентябрь наступил. С ружьем за плечами брожу я по знакомым дорогам, пересекая заросшие ручьи, осиновые перелески и моховые болота с низкорослым сосняком. Моя собака изредка мелькнет на пути и опять уходит в лес, пересекая тропу. В это утро мы с Рыжиком уже добыли одного глухаря, и мой рюкзак основательно оттягивает плечи.

Солнце довольно высоко, время кончать охоту по кормящимся на осиннике глухарям. Птицы спустились на землю и лакомятся сладкими ягодами брусники, здесь к ним подойти на выстрел трудно. Выводок глухарей широко разбредется на ягоднике, и даже если мы набредем на его следы, то вряд ли увидим подъем, как это бывало в августе.

Старые самцы держатся в эту пору одиночками, они только зимой примыкают к другим особям и образуют небольшие стайки в три-четыре штуки. Вот где-то в стороне раздается мощное хлопанье глухариных крыльев и легкое взвизгивание собаки. Это Рыжик нашел глухаря. По шуму крыльев можно заключить, что птица поднялась с земли, и я знаю, что мой пес пулей несется в ту сторону, куда полетел глухарь.

Чутьем, а больше слухом, Рыжик найдет глухаря и покажет его мне. Лай собаки хорошо слышен, видимо, птица отлетела недалеко. Сняв ружье с плеча, я осторожно подхожу на зов Рыжика, стараясь шагать бесшумно. Ни лист не шелохнется, ни ветка не хрустнет.

Все ближе и ближе добыча. Впереди кудрявая елочка, дальше — густой куст ольхи, березка, и, наконец, я вижу сидящую на земле собаку и издаю условный писк мыши. Этот слабый звук не может спугнуть даже самую осторожную птицу, но сообщит собаке, что хозяин уже подошел.

Рыжик давно слышал меня, но после условного звука он покажет мне дерево, на котором сидит глухарь. Теперь все внимание собаки на птице. Умный пес осторожно бегает вокруг ствола, слегка повизгивая.

В центре круга собачьего следа ствол осины, и я замечаю сидящего на ней глухаря. Громадная птица с любопытством рассматривает такую необыкновенную шумную «лисицу» и точно дразнит ее, осторожно ворочаясь на сучке. Увлеченный собакой, глухарь не смотрит по сторонам, а я под прикрытием стоящей рядом ели быстро подхожу на выстрел.

Вот он! Совсем рядом этот большой, как индюк, петух со светлым фисташковым клювом. Рыжик заметил поднятый вверх ствол ружья и замер, перестав лаять.

Часто наблюдая такое поведение собаки, я понимал, что она отлично усвоила значение этого движения, знает, что за ним последует выстрел. Вместе со сбитыми дробью листьями птица шумно падает на землю, теряя в воздухе перья.

Удачная нынче охота!

Н.В. Кузнецов
25 октября 2021 в 05:50

Источник: ohotniki.ru

Нет комментариев

Отставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

три × три =